Диалектика разрушения

Моше Фейглин, «Макор ришон» 22.05.09
Все говорит о том, что скоро нам покажут фильм «Размежевание-2». Нетаниягу, следует отдать ему должное, удержался от того, чтобы публично подтвердить курс «Два государства для двух народов». Но проблема даже не в нем лично. Проблема в том, что с тех пор, как было признано существование такой вещи, как «палестинский народ» и, соответственно, признано справедливым требование этим «народом» суверенитета на «его земле – Палестине», с тех пор, как руководство Израиля и руководство национального лагеря согласились с этим принципом, ни один лидер уже не может выдержать давление. Ни великий лидер Бегин, ни великий упрямец Шамир, ни великий герой Шарон и ни умудренный политик Нетаниягу, когда он занимал пост премьера в первый раз. Вопрос тут не в личных способностях лидеров, а в чем-то более глубоком. Правила, согласно которым ведется политический процесс, с неизбежностью ведут к падению, а это значит, что вот-вот опять начнется выселение евреев…
ЦАХАЛ не способен сегодня победить в наземной войне, потому что мы уже громогласно признали, что земля не наша! Значит, нам нельзя ее отвоевывать и, само собой, следует остановить любую наземную операцию за минуту до победы над врагом, следовательно, ЦАХАЛ обязан разрушать поселения. Потому что тот, кто не может выиграть, обязательно проигрывает. А тот, кто проигрывает, обязан платить. Когда был разрушен Гуш-Катиф, была разрушена и способность ЦАХАЛа побеждать в войнах, а отсутствие возможности победить с неизбежностью возвращает нас к заколдованному кругу разрушения. Это круг разрушения, подпитывающий сам себя, и вот-вот – мы вновь окажемся в том же кино, что мы уже видели.

Форпосты, то есть молодые поселения, в которые вскоре пошлет Барак свою армию, чтобы разрушить их, - эти форпосты являются передовой линией защиты самого существования государства Израиль. Каждая картина еврейского дома, разрушенного самим Израилем, подтверждает арабские претензии на справедливость их требований и отрицает еврейское право проживать в любом месте Эрец Исраэль. Наше саморазрушение дает легитимацию международному давлению, подталкивает израильское руководство проводить дополнительные отступления, поощряет арабский террор, приводит к новым израильским военным операциям, которые с неизбежностью заканчиваются очередными поражениями, за которыми без вариантов следует новое саморазрушение – и так по заколдованному кругу. Такая вот диалектика разрушения. Подростки, которые будут воевать за форпосты, - и вновь это будут в основном подростки – воюют, в сущности, за Тель-Авив, за саму возможность существования еврейского суверенитета в Эрец Исраэль. Против них выступают солдаты, послушно подчиняющиеся приказам. По указанию своих раввинов, эти солдаты превратились в роботов на службе левой элиты. Разрушая поселения, эти солдаты разрушают, по сути, само государство. Во всяком случае, Сдерот они уже разрушили.

Как раньше, так и на этот раз бороться за форпосты будут молодые бойцы без командования. Все будут пытаться вмешаться, кто с бунтарскими идеями, а кто с идеей обожествления государства. В итоге, если немедленно у сопротивления не появится авторитетное и полномочное руководство, то, как и в борьбе за «Дом Мира» в Хевроне, все усилия разлетятся прахом. Если сейчас не сложится командование на местах, то тогда, когда Барак двинет свои бульдозеры на форпосты, там будет такое же руководство, как то, что водило людей вдоль забора в Кфар-Маймоне, и тогда выдвигать настоящих командиров будет слишком поздно.

Важно вести борьбу за каждый сантиметр Эрец Исраэль. Но эта борьба ведется не ради сохранения форпостов, они, разумеется, будут отстроены заново. Важность этой борьбы в другом. Такое сопротивление, даже без всякой надежды на победу, может вновь пробудить «дух Амоны» и создать политический баланс сдерживания. Как побоище в Амоне охладило пыл Ольмерта, так и сейчас даже безнадежная борьба в силах затормозить процесс разрушения.

Затормозить, но не остановить. На примере истории разрушения Гуш-Катифа мы убедились в том, что в Израиле практику диктует политика. Политические манипуляции с легкостью побеждают и мораль, и закон, и волю народа, особенно если эту политику поддерживают БАГАЦ и СМИ. В конце концов, судьба страны будет решаться именно на политической арене, и только на ней можно будет окончательно остановить эту диалектику разрушения.

Перевел Моше Борухович, МАОФ

обустройства эвакуированных жителей Гуш-Катифа».

обустройства эвакуированных жителей Гуш-Катифа».

Человек, далекий от происходящих в Израиле событий, услышав само название этой комиссии, наверняка подумает, что жители Гуш-Катифа стали жертвами какого-то стихийного бедствия, вследствие чего им срочно понадобилась помощь спасательных бригад, а затем государству пришлось обустраивать их на новом месте. Ложь заложена в самом названии этой комиссии, и одно это дает основания предположить, что ничего путного из нее не выйдет.
Напомню, что жители Гуш-Катифа вовсе не были «эвакуированы» из своих домов. Лето 2005 года прошло в Израиле под знаком гражданской войны. Но те, на чьей стороне были симпатии большинства народа, предпочли воевать на этой войне с помощью распевания псалмов Давида в синагогах.

В результате жители Гуш-Катифа были выброшены из своих домов, разбросаны по всему Израилю, потеряли свое имущество. Но самое страшное заключается в том, что вместе с имуществом у них попытались отобрать честь и достоинство. Израиль после Шарона и Ольмерта это уже другое государство - государство, утратившее базовые моральные принципы.

Израиль образца 2009 года представляет собой общество, в котором больше нет национального консенсуса ни по одному вопросу; все прежние нормы которого подорваны; у которого нет ничего святого и в котором главным стал принцип «Я вам не фраер!». В этом обществе больше никто не оценивает людей по той пользе, которую они ему принесли. Наоборот, теперь главным критерием становится вред, который тот или иной индивидуум или определенный слой населения уже принес обществу или может принести в будущем. Именно поэтому арабы Наалина после того, как убили двух наших солдат, получили все, чего они требовали. Именно поэтому никто больше не желает связываться ни с израильскими арабами, ни с профсоюзами, ни с ультраортодоксами.

В современном Израиле, как выяснилось, нужно воевать за то, что тебе положено по закону. Оказывается, совершенно неважно, что те самые круги, которые после трагедии Гуш-Катифа принято называть «оранжевыми», по общему мнению, внесли огромный позитивный вклад во все области жизни израильского общества. Все это, как мы воочию видим, ровным счетом ничего не стоит, когда речь идет о защите их законных прав. Выходит, если вы не способны навредить обществу, если вы ему ничем не угрожаете, никакая комиссия не решит ваши проблемы.

Это, кстати, справедливо не только по отношению к «оранжевым», но и по отношению к жертвам Катастрофы. То, что мы обязаны им самим своим существованием; то, что они прошли в своей жизни через тяжелейшие испытания, отнюдь не помогло им в защите своих прав. Ведь они никак не могут нам навредить, ничем нам не угрожают, в отличие, скажем, от ХАМАСа, которому Нетаниягу перевел недавно 50 миллионов долларов наличными - видимо, для того, чтобы было чем платить зарплату тюремщикам Гилада Шалита.

Бог нам ничего не должен

Но вернемся к изгнанникам из Гуш-Катифа.

Меня давно уже не волнует вопрос о том, какова роль израильских левых и Государства Израиль в совершенном по отношении к ним преступлении. На мой взгляд, «оранжевым» самим пора создать комиссию по проверке собственного поведения и соответствия взятой на себя миссии. И я лично давно уже создал сам для себя такую комиссию, в одном моем лице, с помощью которой пытаюсь еще раз понять, где же мы ошибались в прошлом и как нам не ошибиться в будущем.

Трагедия августа 2005 года стала возможной, потому что «оранжевые» сами широко распахнули перед ней все двери. И главный вывод, который следует извлечь и «оранжевым», и всему государству, на мой взгляд, должен заключаться в осознании простой истины, что это не Всевышний обслуживает нас - это мы должны служить Ему.

Всевышний дал ряд обещаний нашим праотцам, и мы видим, что Он выполняет эти обещания вопреки всему ходу истории человечества. Мы вернулись на нашу землю, и она - опять-таки вопреки обывательской логике - дарит нам изобилие и процветание. Мы получили в подарок Иерусалим, и еврейские старцы снова сидят в нем у своих домов, а еврейские дети играют на его улицах - так, как нам и было обещано. Но тот, кто забывает о том, что между этими обещаниями и их реализацией были сотни кровавых погромов и Катастрофа; тот, кто считает, что отныне Творец никогда от нас не отвернется, и Освенцим был лишь случайным и одноразовым эпизодом нашей истории, - тот попросту не понимает сути нашей веры.

На самом деле Всевышний нам ничего не должен, и если мы решили заняться коллективным самоубийством - что ж, пожалуйста. Он с уважением отнесется к нашему свободному выбору.

Тот, кто утверждал в 2005 году, что в любом случае никакого изгнания не будет (включая и автора этих строк, который в те дни писал, что «если мы будем по-настоящему сопротивляться, то никакого изгнания не будет», хотя главным в моей фразе было именно «если»), и тот, кто продолжает думать так сегодня, скатывается, на мой взгляд, к откровенному идолопоклонству.

Впрочем, это касается не только поселенцев. Я родился на этой земле 47 лет назад, и за эти годы не раз слышал рассуждения о том, что повторение Катастрофы невозможно, так как у нас есть свое государство. Какая чушь! Мы действительно несколько десятилетий шли дорогой, ведущей от Освенцима к Третьему Храму, но в какой-то момент, подписав Норвежские соглашения, повернули назад и стали двигаться в обратном направлении. Для тех, кто не понимает намеков, поясняю: да, я говорю о возможности гибели государства и повторении Катастрофы. Разрушение Гуш-Катифа стало лишь еще одной вехой на этом пути. Летом 2005 года были окончательно разорваны те уже изрядно истончившиеся нити, на которых держался сионистский эпос. Не случайно весь мир, затаив дыхание, следил, как будет воспринят евреями Израиля отказ от своей земли и утверждение, что она по праву принадлежит палестинцам.

Отказавшись от Гуш-Катифа, мы отказались от самого своего права на существование, права на Эрец-Исраэль, и потому-то не можем победить ни в одной наземной операции. В двух войнах, которые Израилю пришлось вести после разрушения Гуш-Катифа, мы, если вы помните, проиграли.

А началось все с того, что, решив последовать призывам своих раввинов и политических лидеров, жители Гуш-Катифа воздержались от какой бы то ни было борьбы. И не только отказались сами, но и удержали от сопротивления тех, кто готов был прибыть в их поселения. Тот, кто не готов бороться независимо от результатов - бороться, чтобы доказать, что он тоже может доставлять неприятности и причинять ущерб, - тот делает следующее изгнание лишь вопросом времени. Правда, борьба в Амоне сыграла свою роль - несмотря на то, что Ольмерт тогда вроде бы «победил», оказанное там сопротивление затормозило процесс разрушения.

Но с течением времени эффект Амоны явно ослабевает. Сегодня к власти в США пришли силы, настроенные по отношению к Израилю настолько враждебно, насколько мы прежде не могли и помыслить. Американская власть видит сегодня в Израиле, во-первых, поддающееся давлению правительство и, во-вторых, легитимацию, которую мы сами дали любым отступлениям. Стоит вспомнить, что Нетаниягу все-таки проиграл выборы «Кадиме», и стал премьером лишь благодаря поддержке, полученной им от других правых партий. Но без этих партий у него нет никаких политических рычагов, позволяющих предотвратить дальнейшие уступки и отступления.

Мы знаем, что ныне лежит на весах...

Председатель созданной мною «комиссии по расследованию» в одном моем лице мог бы говорить еще долго, но я постараюсь быть краток.

У гидры, угрожающей сегодня самому существованию Израиля, как известно, две головы. Первая из них называется «иранская ядерная угроза», и с ней все более-менее понятно. Вторая - это угроза возвращения Израиля в границы Освенцима, как называл границы 1967 года Аба Эвен, и утрата им самой легитимности своего существования в глазах мирового сообщества (что мы уже наблюдали в процессе т.н. «размежевания»).

Это угроза постепенного разложения изнутри, так, что в конце концов нашим врагам останется лишь нанести «удар милосердия» по умирающему государству. И вот эта вторая угроза, как ни странно прозвучит, куда более опасна и куда более реальна.

Аврум Бург, кстати, быстро понял, к чему все идет, и приобрел для себя французское гражданство. А ведь этот человек был председателем кнессета и даже метил на пост премьер-министра. И Бург не одинок. Можете не сомневаться - те, кто ведут нас к новой Катастрофе, отнюдь не собираются ни за что платить. Зато с помощью авантюры Осло и игры в «палестинское государство» наши политики пытаются купить себе «дополнительное время» пребывания у власти и получше на этом заработать.

В тот момент, когда Барак Обама связывает уничтожение атомного реактора в Бушере с ликвидацией поселения Ицхар, он попросту предлагает нам выбор между мгновенной гибелью от ядерного взрыва или растянутым во времени медленным и, возможно, менее болезненным умиранием.

Необходимость сделать такой выбор, разумеется, озадачивает того, кто стоит сегодня у власти в Израиле.

Но истина заключается в том, что Обама никогда не нанесет удар по Ирану. Не нанесет, даже если Израиль будет готов на любые уступки.

И Нетаниягу тоже не нанесет удар по Ирану, если на то не будет «божьей воли», под которой он понимает волю американской администрации.

Так что же нам остается в нынешней ситуации? Только молиться? Нет, нет и нет, и не об этом я говорю. Молитва без реального действия с упованием на то, что она поможет - это и есть в чистом виде идолопоклонство. Не случайно я начал с того, что мы должны служить Творцу. Служить - значит действовать.

Самая главная наша «служба» на ближайшее время заключается в предотвращении нового изгнания, нового этапа так называемого «сноса поселений». Поселенцы должны осознать, что на их часах пробил час мужества - час борьбы за само дальнейшее существование народа и государства. То, что может начаться сейчас на холмах Самарии, завтра закончится в Тель-Авиве. Это будет война на уничтожение. Потому крайне важно, чтобы «комиссия по расследованию», которую «оранжевые» создадут для самих себя, пришла к выводу, что на сей раз нужно действовать прямо противоположным образом тому, как «оранжевые» действовали в Гуш-Катифе.

Но это - лишь один из множества выводов, которые следует извлечь. Потому что в итоге, если Нетаниягу примет решение о сносе поселений - а он вполне может его принять, то армия и полиция это решение выполнят. Поэтому куда более важными являются те политические выводы, к которым пришла созданная мною для самого себя «комиссия по проверке совести».

Напомню, что единственная подлинная оппозиция диктатуре Шарона возникла и действовала внутри его же собственной партии. Референдум в Ликуде и «мятежные» ликудовские депутаты заставили тогда Шарона попотеть куда больше, чем все остальные партии и все демонстрации «оранжевых» вместе взятые. И потому главный вывод этой моей комиссии заключается в том, что только массовое присоединение к партии тех, кто верен идее Эрец Исраэль, сможет напомнить представителям Ликуда в Кнессете о той идеологии, которая записана в уставе этой партии и которой они обязались хранить верность.

Powered by Drupal - Design by artinet